«…Разгадать в собеседнике нежность.

 

Я ничего не хочу понимать в картине, я хочу встать напротив нее и чувствовать. Чтобы понимать картину, нужно писать пять листов текста, а я заходила в маленький магазинчик напротив ЦУМа и, заглядывая (пока только головой – не всем телом) в эту экспресс-галерею, выискивала по первому впечатлению хоть одну картину – «её”, ещё не видя размашистой подписи – «Ира”, и если находила волнующее меня «впечатление”, тогда уже заходила всем телом. Со временем глаз «натренировался» и я безошибочно издали определяла ее картины.

 

Невозможно написать о человеке и раскрыть его, показать его – в каждом – часть Бога -непознаваемое. Иногда человек притягивает тебя, и ты его уже любишь независимо от пола, как в детстве – дружишь с тем, кто с тобой играет, хочет играть.

 

Иногда, достаточно жеста, чтобы ты подозрительно начал относиться к человеку, продолжая наблюдать за ним, убеждаться в его небезопасности для тебя и дальше идет отторжение. Иногда, сразу чувствуешь, что этот человек для тебя только прохожий, даже если ты работаешь с ним вместе – так сильно обоюдное равнодушие. Как мало встречалось дружб, длящихся жизнь, чаще встречается любовь. Дружба бескорыстна.

 

В одном интервью аниматор Норштейн сказал, что для человека, выбравшего творчество, как то, без чего он жить не может, не нужно заводить семью.

 

Нравятся Ирины картины. Давно. Еще с первых моих лет в Сумах, с конца 80-х. Пробую вспомнить первую.

 

Чтобы она не писала — видна женщина — ее жизнь без Бога и в поисках Его.

 

Сердце — любовных зелий
Зелье — вернее всех.
Женщина с колыбели
Чей-нибудь смертный грех.

 

Ах, далеко до неба!
Губы — близки во мгле…
— Бог, не суди! — Ты не был
Женщиной на земле!

 

Женщина – прежде всего красота. Идет ли речь о лице или теле, шелке на нем, цвете кожи, сияния от него, прозрачности и свечения, исхода внутреннего света картины вовне.

 

Розы. Они у нее бесподобны.

 

Меня, на случайно увиденной выставке (давно, лет пятнадцать назад), поразило все перечисленное, но этого мало сказать. Свойство Художника вызывать отклик в чужой душе – до боли, что и описывать его берешься, превозмогая её, сочувствуя тем же темам, мыслям, цвету, сюжету – уже не по своей воле, т.е., когда ты любуешься течением реки, свечением радуги, солнечными бликами листвы, тенями деревьев на вечернем городском тротуаре. Художнику нужно охватить все, что видимо и невидимо, высказаться миру, пусть даже из невозможно сильной любви к самой себе, таящей эту невысказанность, тайну, плача о себе, того, что чувствуешь любое прикосновение – руки ли, слова ли, музыки, живописи, утреннего света в саду, волнующих красок неба над ним, наливающуюся цветом первую весеннюю зелень, волнующую каждую весну молодость земли — липкие нежные листочки, беззащитность младенца, щурящегося от первого для него солнца, которого мамочка провезла только что мимо, вкус вина, вспоминание о первой любви с замиранием сердца до полуобморока и трепета тела. Но и этого мало. Художник – проводник в миры, в которых он не живет, мы не живем. Может быть только во снах? Кто-то сказал, что разгадка человека равносильна разгадке снов. Но может жил? Или будет жить. В картинах задний план часто – другой мир. Лучший или нет, но другой.

 

В картинах – жизнь внутри человека и немножко той, что вне.

Первая чашка утреннего кофе, старинный резной шкаф — конторка, кожаный, местами потертый переплет записной книжки, раритетная чернильница – невыливайка, перо, которое держала рука, возможно не чиновника, собирающего налоги, а нежная девичья ручка с розовыми пальчиками и перстеньком на безымянном.

 

Этот мучительный, нервный, истощающий поиск сюжета, выписывание смысла, который неясен. Тонирование, контуры, исправления, снова и снова подходы к холсту и уходы от него, толпой идущие сюжеты или полное их отсутствие – все больно.

 

Тишина, покой, море, Венеция, Рим, тепло, солнце, ласкающее через густую листву. Он — всегда рядом, всегда – иначе несовместимое с жизнью одиночество. Внебытовость. Красота дома, холсты, краски, кисти, покой, эта большая стеклянная дверь – всегда в сад — в любое время. Тихие неровные улицы… где-то… Раннее утро, когда только новорожденный день открывает окна в домах, на тротуар против кафе выносят столики и скоро засуетятся любители ранней чашечки кофе, тепло, ах, как тепло, спокойно, радостно. И нежность разлита повсюду – в красоте домов, лиц, движений, слов, касаний, неба и солнца… Или вечером, когда напряженность дня спадает, заботы дня смягчаются теплыми, неяркими красками вечерних сумерек…

 

Только бы приходило чувство вечного поиска – изнуряющего? – да, уносящего минуты бесценной жизни? – да, ложащегося временем на сердце, лицо.

 

И это подергивание плечами…

 

Любовь. Сколько картин – столько любви. Каждый сантиметр картин – о любви – кричит, рыдает, просит одного – чтобы круг замкнулся, и любили так же – со страстью, но нежно, глубоко и бесконечно.

 

Без нее – ещё больнее.

 

Боль уменьшается, когда в сюжете – дети. Странно, ведь они тоже будут взрослыми. Но сейчас, в их детстве, в них нет боли, нет усталости, они живут вне времени — это же Pehpetum mobile — каждый! Радостно их писать и сердце их любит. Солнечные, сочные, летние краски, яблочный рай – все им. Они как птички в восторге полета, роста, по- Евангельски беззаботные, легкие.

 

Ну, почему всегда всего мало – любви, слов любви, нежности, касаний, понимания, – почему так хочется, желается полноты жизни, в которой красота и любовь и нежность были бы всегда, ежесекундно – вечно.

 

-Это ведь Рай?

– Красота в отсутствии боли?

– Это – Рай.

 

Он есть в каждой картине, даже намек, даже желание его. Всматривайся в нее, Зритель, пытайся увидеть его здесь, его присутствие в жизни. Не отходи быстро от полотна. Перед тобой попытка передать свет, явленный может быть только во сне, самым раннем утром или замеченный полет ангела у тебя за спиной. Попытка передать цвет мира, увиденного, почувствованного в сидящем напротив; в твоих глазах, Зритель, в словах и тоне беседы, в привычных для тебя движениях рук, наклоне головы, согласии и искреннем несогласии.

 

Ответ. Художник ждет – улыбки, твоего узнавания себя, радости, сострадания, размышлений, впечатлений.

 

Кошка опрокинула вазу с печеньем, или Она, укрытая розовым шелком с прозрачным треугольником посредине, возвращающим то и дело взгляд на него, в котором сокровенное женское, мучительное и божественное – все в работах Художника – увиденное и «подсмотренное” им в тебе, раскрывающего тебя через себя. Он напишет твой портрет, Зритель, если ты захочешь, чтобы он узнал тебя и себя в тебе. Приходи, неравнодушный к жизни, чтобы Художник разгадал в тебе ту же нежность к миру.

…»

 

Нина Мамедова.
Писатель, поэт.
21.09.2013

 

«…Ірині – опанований нею світ піднесеної краси, де птасі вільно, а жінці радісно, де тепла й добра так багато, немов різноколірних стрічок на весільному деревці, де страждає й лагідниться житіє душі, де, як вихор, літають коні й пахне первоцвітом оголена жіноча плоть. Сказати, що ню Ірини Проценко – знакова якість її творчості, – бути трохи неточним. Поза останньою виставкою в Києві (а всього їх мала у столиці 13) залишилося добре доглянуте поле образно-колірного повнозвуччя. Ранок і вечір, флора і птаство, майстерня і домовик, концерт і стара афіша, ранок Юдіфі й два «розливи» червоного вина, чорнокнижниці й Вознесіння – діапазон уваги й мистецького прислухання, сповідь перед природою і Високою Матерією, лукаво підстережені житейські придибенції та неминучості. Пустощі та іронія, пряма мова й підтексти, замилуваність і побожність. Це теж Ірина Проценко. Ближча до сприйняття святенників і пуритан. І так само зрозуміла своїм шанувальникам і просто людям без комплексів.»

Александр Климчук
Заслуженный деятель искусств
Журнал «Україна» 6/2002

«… Ірина Проценко належить до мистців нової естетичної спрямованості, має індивідуальний творчий почерк. Вона ставить за мету вирішення не тільки суто художніх, формальних завдань, але й намагається осягти проблему призначення людини на Землі. В її роботах гармонійно поєднується сила художнього мислення і витонченість жіночої натури,  з її романтичністю й чутливістю. Композиція в неї здебільшого лаконічна, без зайвої деталізації, постаті чіткі, виразні, в реалістичному тлумаченні, наближені до глядача, тобто крупно планові. Романтичність образів посилюється плавністю ліній і грою світлотіней, контрастними кольорами, драпіруваннями…
… Вона не бореться за місце під сонцем – воно знаходить її саме…»

 

Елена Загаецкая.
Искусствовед
Журнал «Образотворче мистецтво» 2/1995

 

«Мистецтво відомої сумської мисткині Ірини Проценко – самостійне явище в багатому світі художніх образів і почуттів. Її полотна – своєрідний поетичний погляд на довколишній світ. Їх можна вписати у контекст вільного мистецтва кінця ХХ – початку ХХІ століть.
…Твори Ірини Проценко – це її думки вголос, передані у яскравому живопису…
… Ірина звертається до міфологічних тем, асоціативно поєднуючи їх із сучасністю… Художниця намагається зупинити миттєвість у плинному потоці часу. Вона вигадує сюжети своїх картин, і в той же час вони є невід’ємною частиною її життя. Мисткиня наповнює їх духом сильної жінки, хоча в творах разом з тим відчувається вразливість, незахищеність людського існування…»

 

Надежда Юрченко.
Искусствовед
Журнал «Образотворче мистецтво» 1/2004

 

«… У кожній картині – алегорія, глибинний підтекст. Відчувається власна вистраждана філософія. Філософія життя народжує філософію творчості.
… живопис підноситься до вселюдського, досліджує, розкриває людську істоту з усіма її складнощами.
… творчий світ  Ірини – це синтез усіх світлих і темних барв життя, викристалізований талантом і явлений людям у вигляді прозоро чистих і кривих люстерок…»

 

Мирослава Макаревич
Журнал «Український Світ», май – июнь 1995

 

«Я зустрівся випадково з художницею із Сум Іриною Проценко і був зачарований її роботами.
…Вказати однозначно, чим вабить глядачів і фахівців творчість Проценко, важко. Безумовно, мають рації ті, хто бачить в Ірині художника буття і краси в найрізноманітніших їх проявах.
… Навіть побіжне знайомство, не кажучи про більш предметний аналіз, зробленого художницею на царині живопису, виявляє добротну школу рисунка, майже скульптурне відчуття пластики форми, ґрунтовну продуманість композиційних вирішень, розуміння живописної природи кольору. Полотна сумчанки мають широкий діапазон декоративного та образного звучання навіть у випадках, коли вона свідомо максимально обмежує свою палітру. … Однією з прикметних рис живопису Ірини Проценко є його синтетичність, що дозволяє авторці максимально реалізувати різні грані свого багатого творчого обдарування. В свою чергу найбільш адекватною і оптимальною формою реалізації вказаної особливості художниця не без підстав вбачає у свідомій театралізації сюжету і виражальних засобів, якими користується для втілення задуманого…»

Владимир Могилевский
Кандидат искусствознания
Журнал «Українська культура» 11 – 12/1995

 

«От начала до совершенства»: спина в творчестве Ирины Проценко

 

Рождение Венеры - Ира Проценко
Рождение Венеры Х.М. 100х85

Незаурядные способности творчества Ирины Проценко привлекают как профессионалов по цеху, так и настоящих ценителей изобразительного искусства. Ее произведения эмоциогенны, передают сложнейшие оттенки сокровенных человеческих чувств. Она автор жанровых картин с мифологическим подтекстом, психологических портретов, смысловых пейзажей,  натюрмортов, пронизанных дышащими, светящимися изнутри цветами, и с неслучайными предметами быта. Живопись Ирины на удивление прозрачна при довольно пастозном письме. 

 

В передаче образного строя людских переживаний одним из аспектов творчества художницы является спина: гибкая, стройная, гордая, нервно-трепетная, за которой скрывается огромный мир любви, радости, сомнений, противоречий. Метафорически спина предстает как образ-мотив в смысловом строе произведения и относится к категории чувственных ценностей. Ирина легко пользуется языком анатомии в передаче любых задуманных смыслов. Сочетание знаний древнегреческой и римской мифологии с реалистической трактовкой художественного образа характерно для ее творческого метода,  синергетически сочетающего пылкость романтика и расчетливость зодчего. Ирина строит, творит на холсте ту гармонию, о которой мечтает, что и придает ее искусству необходимый запас

Начало Автопортрет
Начало Автопортрет
Ангел вдохновения. Х.М. 108х67
Ангел вдохновения. Х.М. 108х67

прочности, сохраняя очарование и силу выразительности. В своем творчестве Ирина –  искатель, экспериментатор. Так, через поиск форм, линий, композиций были созданы оригинальные авторские версии героинь древней мифологии, среди которых беззаботно летящая вместе с потоком света Даная, гордая недотрога Венера, любопытная Пандора и другие…

 

Со временем в творчестве художницы появляется строгий духовный символ защиты – «Ангел вдохновения» – торжественное вертикальное полотно, возникшее, вероятно, в непростой для нее жизненный период. Его  предшественницей стала своя «спинка» – ранний «Автопортрет в изумрудном пространстве», – вечерне-весеннее, с легкой тревогой полотно: художница словно прислушивается к звукам природы перед тем, как начать писать на холсте. 

 

Обращают внимание картины бытового, однако, не без авторской метафоричности жанра: уставшая модель с нарисованными атлантами, а также нежная и трогательная в своей обиде, лежащая пани со спины в «Утре с примирением» и грациозная фигура среди игры солнечных бликов в «Госте, нарушившем композицию».

Гость, нарушивший композицию. Х.М. 92х90
Гость, нарушивший композицию. Х.М. 92х90
Утреннее перемирие
Утреннее перемирие

 

 

Свою версию со-творения художница увидела в композиции «От начала до совершенства», где полный «штиль» гармоничной, спокойно лежащей  стати, противостоит «буре волн» – как внешних, так и внутренних. Подобных  картин немало, и везде одной из главных доминант является много «говорящая» спина, являющаяся метафорическим стержнем в мощном потоке энергии любви и духовного подъема, за которыми скрываются сакральные жизненные коллизии героинь произведений.

От начала до совершенства. Х.М. 80х140
От начала до совершенства. Х.М. 80х140

 

Для создания  картинного образа в графике  (сангиной и графитным карандашом) она рисует, кроме портретов, изящные «ню». Несмотря на то, что это подготовительный материал, так называемая «кухня» художника, наброски можно уверенно отнести к самостоятельным произведениям.

DSC05594 DSC05599

С доброй иронией Ирина обращается к декоративным деталям, шутливо дополняющим главный образ, такие как – золотые рыбки или бабочки, или птички с яркими перышками, или, вот, одноразовый пакетик чая в композиции о счастливой паре, не замечающей пока ни нужды, ни второстепенного…

В жизнерадостном изображении перевернутых деток на полотне «Счастлив, кто падает вниз головой. Мир для него, хоть на миг, а иной» именно девочка, пытающаяся неуклюже смело повторить движения мальчика, написана со спины.  И это не случайно – детское восприятие мира, открытость и застенчивость одновременно заложены в самом подсознании Ирины.

 

В   одной из последних картин – из электрического свечения ночного мегаполиса, словно паря над ним, возникает таинственная и прекрасная Пандора, открывающая из любопытства ящик с сокровищами (в данном случае

"Счастлив, кто падает вниз головой: Мир для него хоть на миг-а иной..." х.м. 100х90
“Счастлив, кто падает вниз головой: Мир для него хоть на миг-а иной…” х.м. 100х90

связанный с миром информации), из-за которых, согласно древнегреческой мифологии, по земле распространились зло, зависть, прочие несчастья и бедствия. В фантастической мизансцене сюжета эту тему художница решает через уже бытовой предмет, привычный в современном мире – ноутбук, ставя философский вопрос о добре и зле сетевого пространства, захлестнувшего планету. Ирина мастерски передает полуобнажённую фигуру в напряженном световом контрасте: Пандора в естественном неспешном движении, словно кошка, подкрадывается к злополучному «сосуду» цивилизации ХХІ века. Рельеф тела продолжает золотистая драпировка, ниспадающая сложными складками, подчёркивающая  суть персонажа. Другая же — не то драпировка, не то вода — в отличие от золота, добавляет иные ощущения – свежести, зыбкости и некой быстротечности. Следуя лучшим традициям классического искусства, автор

мастерски решает композицию, манящую насыщенной информативностью и живописными качествами.

 

Василия Клименко эта картина вдохновила на такие строки:

… что Интернет – Пандоры ящик,

Догадывался я в снах случайных.

Мир беспокойный, мир манящий –

Событий, тем и лиц мельканье.

 

Пандора. Ошибка 404 - Ира Проценко
Пандора. Ошибка 404 х.м. 105х90

Сверкающее покрывало

Над обнаженностью каприза….

Душе мечтаний сладких мало –

Она судьбе бросает вызов

 

И хочет этот ящик странный

Открыть и выплеснуть наружу

Чреду событий окаянных –

Страданье, смерти, боль и ужас.

 

И город за окном вечерний

Притих. Он в будущем ближайшем

Ждет небывалых потрясений

И сам заглядывает в ящик…

 

Равновесие образного строя произведений  Ирины Проценко достигается через гармонию правильно выстраиваемых взаимоотношений с окружающим миром. Объектом ее философского переосмысления есть не просто женский картинный образ, но сама категория вечной женственности, содержащая сакральное сердце, в котором рождается, растет и укрепляется духовный стержень.

 

Надежда Юрченко

ATC creativepodiya.com 10-07-2014

 

Мне в душу смотрит Ваш портрет

 

Автопортрет
Автопортрет

Этот мир — многоликий,

  

Этот мир многогранный,

 
Мастер кисти — Ирина,

 
На портретах — сумчане.

 
С. Тихенко

 

Сумская художница Ирина Проценко – автор выставочного проекта «Знакомство с продолжением», который с большим успехом проходил в Сумском художественном музее им. Н. Онацкого два года тому назад (2012-2013) и вызвал большой интерес у зрителей. Экспозиция выставки включала галерею камерных портретов сумской интеллигенции: музыкантов, артистов, художников, врачей, журналистов, искусствоведов, врачей и просто интересных, известных в своей профессии людей. Под каждым портретом были надписи на этикетках, утверждающими кредо или жизненные ценности, раскрывающие духовную суть изображенного лица.

 

По жизни, как профессиональный художник, Ирина избрала жанровую и мифологическую картину.

 

Поэтому для нее портрет является основным жанром. Более семидесяти живописных полотен передают не просто сходство, но и определенное психологическое настроение. Художник акцентирует внимание на характерных особенностях моделей, их внутреннем мире с живым заинтересованным взглядом.

Анна Черненко. Архитектор, Художник-график.
Анна Черненко.
Архитектор, Художник-график.

Итак, состоялось знакомство, вначале это были коллеги по цеху художники, музыканты, потом – представители Мельпомены и журналисты. Надо отметить, что именно в диалоге художника с творческими личностями начался этот уникальный проект. В работе над портретом художница, словно режиссер, композиционно «выстраивает» модель, затем задает цветовую тональность, а второстепенные детали входят во все главное, из чего складывается картинный образ человека, наполненного творческими мыслями, чаяниями, радостью, переживаниями. Во время сеанса каждый для себя в неспешной беседе открывал друг друга. Среди изображенных лиц выделяется автопортрет художницы.

Каждый портретируемый не мог не уловить ее «цепкий» взгляд в очках маленькой красивой женщины с высоким лбом, то скрывающийся за мольбертом, то вновь выплывающий, чтобы уловить облик модели, верно передать цвет глаз, их форму, блеск.

 

Портреты-этюды малых форматов, подчеркивают характерные особенности, где черты лица передают не только сходство, но и позитивное настроение.

 

Художница старается подчеркнуть самобытность, индивидуальные особенности. Глубокие знания классического искусства способствуют умению грамотно варьировать различными живописными техниками от лессировок до более плотного письма, и  в манере alla prima, и c решением пленэрных задач. По законам живописи она «играет» светом и цветом, мастерски используя солнечные блики и цветные тени в образах, написанных в ее саду, на свежем воздухе или в мастерской с фронтальным или контражурным освещением. Уверенный мазок лепит форму, а четкая линия передает пропорции и пластику.

 

Алексей Желудков Музыкант. Пианист.
Алексей Желудков
Музыкант. Пианист.

Знакомство нашло свое замечательное продолжение в «Саду сходящихся тропок» в усадьбе Ирины и Виктора, где все творческие личности музицируют, читают стихи или прозу с полноценными концертными программами не меньше, чем на три часа. Здесь же демонстрируются и фотовыставки. Как когда-то, в давние времена были музыкальные частные салоны. Ирина Проценко стала одной из первых художниц, которую поддержал сумской сайт «Агентство творческих событий», где на высокой духовной «волне» раскрываются таланты, а в комментариях-спорах, к сожалению, не всегда рождается истина. Но наш мир тем и богат, что есть многогранные художники, поэты, композиторы, музыканты и среди них Ирина Проценко, которая продолжает писать удивительные портреты, снимать на фото природу, писать рассказы-эссе. А ее дом — полная чаша, где читают стихи, звучит музыка, где, кроме завсегдатаев, появляются все новые и, зачастую, молодые таланты.

 

Здесь можно ознакомиться с портретным проектом  «Знакомство с продолжением» в полном объеме.

Надежда Юрченко

ATC creativepodiya.com 07-12-2014